Хирургические ножницы древнего Рима и Греции

     Слово "scissors", по-видимому, происходит от латинского слово «cisoria», означающее режущий инструмент, и написание происходит из-за путаницы с латинским словом «scissor», форма глагола "scindere", означающего резать.  Слово появляется в старофранцузском между 842-1300 г. как «cisoires», от которого происходит современное французское слово "ciseaux". В английском языке около 1400 г. н.э. встречаются слова  «sissours» и «cysowres». Но слово ножницы, по-видимому, имеет совсем другое происхождение от тевтонского корня «sker», который позже  изменилось на «skeresa», а затем на «skaerizo». Старо-английское слово «scear» происходит от того же корня.

 

 

  Археологические раскопки при которых были найдены  ножницы приводят нас к  третьему столетию до нашей эры, сообщая тем самым нам, что они такие же древние, как примитивный ткацкий станок, на котором была сплетена первая шерсть или зарождение металлургии.

 

Ножницы отождествляются с греческими мифами и ранними иллюстрациями Богини судьбы – Мойры: Клото пряла нить жизни, Лахесис сматывала нить и наделяла людей судьбами, Антропос обрезала нить ножницами вызывая смерть человека.

 

     Греческие и Римские  ножницы имели дугообразную пружину с тонкими закаленными лезвиями,  которые разрезали давлением внутренней стороны ладони. Римляне называли их forfex, или forfices, и изображали их рядом с лежащей овцой. Но были ножницы другой конструкции, письменные указания подтверждают существование ножниц с крестообразным лезвием и клёпкой в центральной части.

 

 В пятом веке компилятор и церковный писатель Исидор Севильский, описывает ножницы как инструменты парикмахера и портного.  Но как римляне  пришли к идее, что ножницы надо делать не из камня или кости, а из железа ? Это связано с попыткой плавить камни и получать из них другой материал  с другими физическими характеристиками.

 

     Первым шагом в зарождающейся металлургии в Древнем Риме и Греции  было получение железа путём разогревания до температуры плавления различных минералов. Всё началось с болотной руды которая перемешивалась с древесным углём и закладывалась в печь. При высокой температуре, создаваемой горением угля, углерод начинал соединяться не только с атмосферным кислородом, но и с тем кислородом, который был связан с атомами железа. После выгорания угля в печи оставалась так называемая «крица» — комок пористого восстановленного железа с примесью большого количества шлаков. Крицу потом снова разогревали и подвергали обработке ковкой, выколачивая шлак из железа.  Долгое время ковка была основным процессом в технологии производства железа, причём, с приданием изделию формы она была связана в последнюю очередь. Ковкой создавали металл из которого потом делали ножницы и другой хирургический инструмент.

 

Греческие пинцет ножницы с клёпкой используемые в хирургии для доставания чужеродных объектов из ран. Экспонат нашего музея.  

 

 

     Американский антрополог Джордж Грант МакКарди  в книге  «Происхождении человека» рассказывает нам, что дюжина ножниц этой конструкции была найдена в могилах периода Ла Тена на территории современной Франции и  датируются  500 г. до н.э. – до 100 г. н.э.  Авторитеты в кузнечном деле подтверждают, что ножи и ножницы были сделаны людьми обладающими большим мастерством, и что их умения соизмеримы с умениями  мастеров делающих мечи в Дамаске, которые сваривали скрученные полосы металла различного качества для получения режущей кромки повышенной прочности.  

 

     Первое упоминание о современных ножницах  с клёпкой относится к романскому периоду: в уставе ремесленной гильдии мастеров ножниц, одного из многих объединений ремесленников, основанных в  период между XI и XII веками говорится о  простой конструкции ножниц без каких-либо декоративных элементов, которые отличали бы их от предыдущих примеров лучшим качеством разрезания. Только в конце романского периода, между XI и XII веками, можно начать замечать большее внимание, уделяемое форме, узорам и эстетическому отношению к этому предмету.

 

 

     Большинство лекарей и хирургов были греками, черпавшими сведения о болезнях и их лечении из трудов греческого врача Гиппократа. Но доктором мог объявить себя кто угодно, и среди врачей было немало шарлатанов. Для обезболивания римские врачи использовали красное вино  и маковый сок,  хирургические вмешательства были мучительными для пациентов.

 

 

     В своем труде «De anatomicis administrationibus» другой  древнеримский врач греческого происхождения Клавдий Гален живший во 2-3 веке нашей эры описывал многие свои операции на животных – резекции ребер, произведенные при помощи ножниц, искривленного инструмента и широкого шпателя, а также вскрытие грудной клетки, брюшной полости.  Гален всячески подчеркивал важность собственной хирургической практики: «Когда стоит вопрос, надо ли резать какие-либо части или обрезать их, или удалить уже какую-либо загнившую часть, или извлечь стрелу или копье, то знакомый с назначением частей будет знать, какие части следует решительно, без страха, отрезать, а какие пощадить».

 

 

   В  хирургической деятельности, и в школе гладиаторов в Пергаме, и в Риме, Гален, очевидно, чаще всего сталкивался с различными ранениями, нанесенными холодным оружием – мечом, копьем, стрелой или дротиком. Его врачебный опыт и анатомические изыскания давали основания рекомендовать хирургу, где нужно делать разрез и какие опасности подстерегают при этом.

 

 

  Хирургический пинцет для не глубоких ран. Экспонат нашего музея.

 

 

 

 

 

На фреске врач достаёт из  раны героя Энея ножницам наконечник стрелы.